Выдержки из книги И.А. Беляева  БЕТОН МАРКИ « СРЕДМАШ»  стр. 68-71

                                                                          ***.

Наряду со многими организациями различных министерств и ведомств для ведения этих работ был привлечен трест «Спецмонтажмеханизация» Минсредмаша СССР, возглавлявшийся в то время Кириллом Николаевичем Кондыревым.

            В середине мая 1986 года в районе расположения Черно­быльской «Сельхозтехники» на окраине города начал создавать­ся специализированный участок № 6, впоследствии вошедший в состав монтажного района УС-605. На месте работу по созда­нию участка возглавил Анатолий Григорьевич Яковлев. Первая трестовская автоколонна из Москвы прибыла в Чернобыль в двадцатых числах мая.

            28 мая в Чернобыль уже была доставлена первая техника для работы в условиях повышенной радиации, оборудованная освинцованными кабинами.

            Сложными  были перевозка и маршрут от Москвы до Чер­нобыли прошли за двое суток.

На смену А.Г.Яковлеву 3 июня прибывает жизнерадост­ный и ничего на свете не боящийся Борис Иванович Лопаткин, впоследствии много раз возвращавшийся в Чернобыль, несмотря на полученные дозы облучения, значительно превы­шавшие установленные нормы.

            Железным правилом той поры, которое позже стало тради­цией, считалось : «С ходу — в бой!». И круглосуточно, невзи­рая на погоду, как и подобает в боевых условиях. Шли в Чер­нобыль грузы, челноком крутились автобусы, привозя и увозя смены монтажников и механизаторов, которые в то время вы­полнили уникальные работы по монтажу регистров охлажде­ния под четвертым разрушенным блоком.

            Начинаются работы по подготовке площадок для монтажа западногерманских дизель-гидравлических самокатных кранов фирмы «Демаг».

            Но еще до начала работ этих кранов, благодаря находчиво­сти и решительности Б.И.Лопаткина удалось ввести в строй действующие, оставленные в Чернобыле прежними хозяевами и считавшиеся «грязными», краны ДЭК-251, КС-5363, К-162, а также кран «Январец» 40 тонн и «Днепр» 25 тонн. Ввод в действие этой техники, а также прибывшие в Чернобыль краны фирмы «Либхер» позволили обеспечить необходимый фронт работ по монтажу «Демагов» и проведению монтажниками сборки металлоконструкций для объекта «Укрытие».

            В середине июня на станцию Тетерев начали поступать плат­формы с конструкциями трех кранов «Демаг». Их стали разли­чать по последним цифрам заводского номера. Таким образом, краны с заводскими номерами 41016, 41020, 41021 преврати­лись в короткие боевые — 16-й, 20-й, 21-й.

            Работы по монтажу этих кранов были поручены МСУ-116 треста «Спецмонтажмеханизация».

Монтировались они на расстоянии около одного километра от четвертого энергоблока.

Чтобы представить все трудности и опасности этой работы, достаточно сказать, что узлы и детали каждого крана занимали при перевозке 32 железнодорожные платформы, а весил кран в собранном виде 1200 тонн.

            На монтажной площадке, где велась сборка, радиацион­ный фон составлял 200 мр/час.

Но монтажники МСУ-116 под руководством начальника управления - Владимира Анатольевича Ковальчука и главного инженера управления Валерия Давыдовича Мучника на пло­щадке, расположенной в 15 минутах ходьбы от разрушенного блока, в кратчайшие сроки выполнили поставленную задачу.

            К 8 июля конструкции всех трех «Демагов» были доставле­ны в Чернобыль и уже 21 июля, раньше установленного срока первый «Демаг» — № 16 самоходом двинулся к аварийному четвертому блоку.

            В самые ответственные моменты сборки, наладки, а потом и доставки кранов к блоку рядом со своими работниками находил­ся К.Н.Кондырев. Причем его оптимизм и уверенность в успехе заставляли делать практически невозможное. Ведь наши специа­листы не имели опыта сборки и наладки такой техники. Да и шеф-монтаж по понятным причинам фирмой не производился.

            Работали круглосуточно, не думая о рентгенах, да и просто об элементарном отдыхе. Все понимали: заработают краны — начнут возводить «Саркофаг».

            «Демаги» № 20 и № 21 были в то время кранами нового поколения. За счет дополнительного устройства — суперлифта весом 480 тонн, они обладали большей грузоподъемностью, чем «Демаг» № 16 (500т), и были оснащены основной и вспомогательной стрелой длиной по 76 метров каждая. Эти краны, имея грузо­подъемность 650 тонн при минимальном вылете на основной стреле, могли осуществлять подъем груза весом 200 тонн на высоту свыше 60 метров. ( Максимальная высота подъема – 137 метров) прим. Ионова О.П.

            Многое на этапе подготовки кранов к работе было сложно, ' многое надо было делать впервые и очень быстро. Это было время испытания людей в экстремальных условиях, время переломного момента в борьбе, которая привела победе.

            Десятки высококлассных специалистов включились в ра­боту по эксплуатации кранов. Это прежде всего трестовские инженеры: Л.М.Королев, Л.Л.Кривошеин, А.Л.Лавреикий,  А.Я.Северинов,  В.Е.Курепин, В.А.Власов. В.М.Токарев и мно­гие, многие другие.

            Огромный вклад в наладке кранов, обеспечение их работос­пособности принадлежит Павлу Калинину и Олегу Ионову - талантливым специалистам и беззаветным труженикам.

            В то время никто не думал, что самые серьезные испыта­ния нас жду впереди. Они начались с первыми подъемами , и это было закономерно.

            Во-первых, площадки, на которых работали краны, в силу объективных обстоятельств не соответствовали техническим условиям эксплуатации.

            Во-вторых, машинисты прошли всего 10-дневный курс обу­чения и не имели опыта работы на этих уникальных кранах со сложным гидравлическим электромеханическим оборудовани­ем, оснащенных бортовыми компьютерами и другими сред­ствами электронного управления.

            В-третьих, катастрофически не хватало специалистов — гид­равликов, электронщиков, электромехаников да и просто ква­лифицированных ремонтников, способных в сложнейшие ра­диационной обстановке определять неполадки и устранять их в предельно короткие сроки.

            Любая поломка кранов, приводящая к их остановке, па­рализовала сооружение «Саркофага». Следовала незамедлитель­ная реакция со стороны Правительственной комиссии, боль­ших и малых начальников, работа которых напрямую зависела от исправности кранов. Телефонные звонки и угрозы разда­вались со всех сторон, но, несмотря на крайне нервозную обстановку, истощение физических сил, наши люди делали подчас невозможное.

            Краны работали. График строительства выполнялся.

            По трое-четверо суток, когда шел монтаж каскадных стен, перекрытия машзала, основных несущих балок и других круп­ногабаритных конструкций, наши люди не покидали станцию. В «бункере» (6-я отметка ХЖТО) формировали ремонтные бри­гады, принимали оперативные решения, ели пищу, привози­мую в полиэтиленовых пакетах из Чернобыли. Если удава­лось, то прихватывали часок-другой сна на стоящих здесь же койках, покрытых поролоном.

            Огромную помощь нашим специалистам оказывали при­званные на шестимесячные сборы военнослужащие, которых, видимо, за их полувоенный вид, все называли «партизанами».

            Умудренные жизненным опытом отцы семейств, часто вы­сококвалифицированные специалисты 40 - 45-летние мужчи­ны не отказывались ни от какой работы, лишь бы скорее вы­полнить свой долг  и вернуться домой.

Подчас, не понимая, какая опасность им угрожает при длительном нахождении в радиационной зоне, они выполня­ли самые тяжелые работы. Добровольно под руководством наших специалистов ремонтировали узлы и агрегаты кранов, меняли поломанные двухметровые траки гусеничного хода. Демонтировали проколотые арматурой огромные пневмоколеса суперлифта, вручную разгружали и догружали свинцо­выми 40-килограммовыми чушками контейнеры самоходного противовеса.

            В случаях, когда выполнение задания бригадой принимало затяжной характер, принимали решение о выводе людей из радиоактивной зоны и подписывали ходатайство перед коман­диром части о досрочной демобилизации «партизан».

            На смену им приходили новые добровольцы и доводили дело до конца.

 

                                                                                  Ю. М. Томойкин

Используются технологии uCoz